Глава 7. Несчастный случай. Часть 2

10.06.2018

Несчастный случай. Часть 2

Глава 7.

     Тишина... Губернский город погружался в глубокий сон. Перестали стучать молотки по наковальням. Лишь на окраине пылало зарево от работающих плавильных печей, спеша выпустить новую партию металла, для ратных нужд Отечества. Тула - настоящий город мастеров, деревянные дома с искусной резьбой очень красивы. Можно бродить по улочкам целый день и не найти двух одинаковых.

     По каменной мостовой, высекая искры, промчался всадник. У дома губернатора из последних сил конь смог перескочить невысокий штакетник и рухнул замертво. Всадник чудом не погиб, он больно ударился коленями, но быстро встал и, прихрамывая, кинулся к парадным дверям только что отстроенного дома. Раздался гулкий стук, истерично забрехали матерые сторожевые псы. На лай собак выскочил сторож:

     - Что же ты тать, делаешь такое, спят уже все давно, перебудишь ведь.

     - Мне срочно нужен Иван Александрович - крикнул незнакомец и продолжил колотить ручкой кнута в двери.

     - Не уж то пожар? А если нет, то приходи утром, Его превосходительство по утрам принимает.

     - Да пойми, ты олух, утром будет поздно! - услышал сторож в ответ.

     - Если тать, не уймешься, то я из фузеи стрельну - выполняя свой долг, сторож пытался успокоить незнакомца, но в ответ услышал всем известное направление по которому ему следовало бы пойти. Он скинул ружьё с плеча, зажмурился и пальнул в воздух. На грохот выстрела, разорвавшего тишину, на втором этаже открылось окно. Перед взором сонного губернатора открылась такая картина - незнакомец замахивается кнутом на сторожа.

     - Прекратить! Крикнул что есть силы Иван Александрович:

     - Что тут происходит?

     Забыв про сторожа, человек резко повернулся и закричал:

     - Беда!

      Узнав Затонова, Иван Александрович растерянно спросил:

     - Николай Семёнович, вы ли это? Что случилось? Какая беда?

     Задыхаясь, Николай ответил:

     - Императрица....

     В голове губернатора возникла крамольная мысль: "Не, уж то померла". Но услышал продолжение:

    - В Богородицке....

     Иван Александрович медленно осел на пол.

     Николай выдохнул, обессилено добрался до крыльца и присел на ступеньки, обхватив голову руками.

    Скрипнула дверь, на крыльцо вышел Губернатор, в ночном колпаке, в распахнутом халате и в войлочных туфлях на босую ногу. В его руке блеснула бутыль из зеленого стекла, кряхтя, он тяжело опустился на ступеньки рядом с Николаем, налил в серебряные стаканчики содержимое бутыли, подавая стакан, он прошептал:

     - И что же теперь делать?

     Ехать... - ответил Николай.

     Иван Александрович, залпом выпил и выдохнул:

     - В Сибирь...

***

     Утром Императрицу уже ждала подготовленная карета с открытым верхом для прогулки по зимнему парку. Погодка выдалась славная, несильный морозец, солнце уже красочно освещало верхушки деревьев, к великому сожалению, иней не сохранился, но листва на деревьях странным образом еще оставалась, хотя уже много её было под ногами.

     Карета быстро наполнилась гостями, и медленно поехала по дорожке, минуя дворцовый ансамбль и въездные ворота, кучер особо не торопил лошадей, что бы Императрица смогла рассмотреть всю красоту Затоновского парка.

     Семен Михайлович начал свой рассказ:

     - Великая матушка-государыня, в этом парке я решил сделать несколько так называемых сцен, каждая сцена имеет своё название, сейчас мы въезжаем в меланхолическую сцену.

     Карета ехала медленно, немного поскрипывала. Дорога была хорошо расчищена от снега и упавшей листвы, крестьяне постарались. С двух сторон дорогу  окружали стройные деревья, посаженных очень близко друг к другу, что делало это место восхитительно красивым, описать это не предоставляется возможным. Если оказаться здесь первый раз, то может показаться, что здесь очень густой и непролазный лес.

     Екатерина Алексеевна, не верила своим глазам, она ведь видела план строительства дворца, и там было изображено всего лишь "дикое поле", деревьев тут с самого истока города не было. Она недоумевающе перевела взгляд на Затонова и спросила:

     - Семён Михайлович, а откуда здесь столь много деревьев?

    - Милейшая государыня, мы их в уезде, выкапывали, и сажали здесь уже большими, что бы сделать иллюзию плотного леса.

     - Удивительно Семён - произнесла Екатерина, и больше ничего не сказала и опять повернула свою голову, рассматривая местные красоты.

     Карета медленно продвигалась, и взору Императрицы открылось надгробие, которое представляло собой черную пирамиду.

     - Сударь, а что это за монумент, здесь кто-то похоронен?

     - Нет! Матушка-государыня. Это скульптура олицетворяющая скорбь, которую мы никогда не должны забывать - с грустью в голосе ответил Затонов.

     К счастью для Семёна, Екатерина Алексеевна не видела надпись на пирамиде, так как она была нанесена с другой стороны, но там виднелся еле читаемый вензель в виде литеры "П" и четкая римская цифра III. Вдали уже виднелась лужайка и невысокий холмик на котором белело каменное здание.

     - Вот мы и подъезжаем к моей гордости! Дорогие гости! - с восторгом произнес Затонов:

     - Вашему взору предоставляется самая лучшая и прекраснейшая во всем саду смеющаяся сцена.

     Подъезжая к новому чуду, гости увидели замечательную лужайку, поросшую густыми деревьями, на которой располагался небольшой, благовидный павильон.

     Каменный павильон служил садовым кабинетом. Имел несколько входов и из него открывался впечатляющий вид на парк, дворец и город. С правой стороны от этого павильона величаво стояла мраморная статуя, под которой было еще одно интересное место.

     Карета остановилась. Платон Александрович, выскочил первый, быстро открыл дверь, подал руку Екатерине Алексеевной, далее вышел Затонов и помог выйти служанке. Платон услышал мужской говор около пруда, и как начальник охраны Императрицы, он был обязан осмотреть обстановку. Подойдя к пруду, он увидел как Петро и Гришка, вытягивали рыбу, одну за одной, на ореховые удочки. Зубов был заядлым рыбаком и охотником, и он так увлёкся этим действом, что совсем забыл об Императрице. Мужики кричали:

     - Ну, Петро опять упустил, вот смотри как надо.

     Удочка Гришки как заколдованная после каждого опускания в воду тут же поднималась, и рыбка была на берегу.

     Петро же, ловил мало и очень злился, с завистью посматривая на Гришку. Они так были увлечены, что и не заметили Платона...

     Тут Зубов опомнился, и начал весело говорить, не оборачивая головы:

     - Екатерина Алексеевна, посмотрите на этих шутов, они такие смешные.

     Но в ответ он не услышал ни слова. Платон обернулся и увидел, что около кареты был только кучер, ни Императрицы, ни управляющего не было видно. Он быстро подбежал к кучеру, начал его расспрашивать, но тот только показал рукой, куда пошла Государыня. Грязно выругавшись, Платон Александрович побежал к статуе. Дорога вела куда-то вниз. Он продолжил поиски. На его пути предстала обрывистая каменная стена горы. Зубов, заметил стеклянную дверь, попробовал её открыть, и, представьте себе, дверь отворилась. Адъютант не спеша вошел в подземелье, и увидел, как навстречу ему идёт человек в генеральской форме.

     - Моё почтение! Ваше превосходительство! - сняв шляпу и поклонившись, растерянно поприветствовал незнакомца Платон.

     И тут по залу прокатился женский смех, Зубов сначала не понял, что это, но потом он увидел, что перед ним всего лишь отражение себя самого.

     - Браво Платоша, похлопала в ладоши Императрица, а вам Семён Михайлович большое спасибо, давно я так не смеялась...


Выйти в оглавление

Читать предыдущую главу

Читать далее

comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru